Ролевая по Инуяше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая по Инуяше! » ФанФики » Одержимость. Глава 35.


Одержимость. Глава 35.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Перевод, бета-версия.
Тем, кто хочет получить настоящее удовольствие, рекомендуем не читать ЭТО :D, а дождаться перевода от Стаси. Перевод скоро появится здесь и здесь
Остальным предлагается к прочтению данный вариант перевода.

Итак, Одержимость,35 глава, автор Wheezambu, перевод Kagura (под руководством Нараку, которое заключалось в том, что он меня долго пинал :D, а после долго приводил текст к более красивому варианту)

Нараку, давай начинай выкладку :D

0

2

Угу,  щас всё брошу :D
Ты ещё про рейтинг забыла :D Жёсткое NC-17, я даже скопирую Стасин вариант предупреждения.

Небольшое вступление, оно же предупреждение.
"Одержимость" вещь взрослая и циничная, начисто уничтожающая всю плюшевость и пушистость главных героев. Кроме того, всем, кому неприятно читать фанфики с описанием сексуальных отношений, зачастую достаточно откровенных, лучше за нее не браться. Спасибо за понимание.

А теперь все кыш отсюда :D. Через пару часов начну.

0

3

Много, много лет назад.

Дождь ночью был настолько силён, что струи воды потоками стекали по листьям и коре деревьев. Девушка сидела одна, хакама eё потемнела от воды, ручьями стекавшей по темным волосам.
Она была ещё молода, но выглядела старше своих лет. Тяжелые невзгоды и бессонные ночи смыли девичью красоту и уничтожили румянец.
Она будет ждать его. Она будет ждать всю ночь, если потребуется. Он придёт на её зов, существо, подобное ему, не будет отказываться от обещаний просто так, без причины.
"Если когда-то тебе потребуется этот меч"
Она будет ждать.
"Тебе надо будет лишь позвать его"
Он придёт.
"Ты выбрала зловещую ночь для встречи, жрица" - послышался из тени глубокий голос.
Мидорико медленно встала на ноги, держа руки  так, что бы он мог  их видеть, на случай, если у него были какие-то сомнения. Тяжелый доспех свинцовым грузом давил на её плечи, всё тело ныло от затянувшегося ожидания. Но всё же она преклонила голову в знак уважения к мужчине,который пришёл по её просьбе.
"Давно не виделись, Владыка Запада"
Он улыбнулся. Его забавляла и удивляла та скромность и спокойствие тона, которым была сказана фраза, ведь эта встреча была для неё необходима.
Будучи существом значительным, он был связан собственным словом, клятвой, данной быть может и поспешно, но искренне. Перемещаясь в лунном свете, он чувчтвовал, слышал её зов издалека. Подобно бурному потоку, ниспадающему с горы, её шёпот-просьба просачивалась сквозь леса и равнины.
Имя его меча, прозвучавшее из уст человека, женщины, которой он дал обещание, отозвалось в душе Ину-но-Тайшо подобно удару молота в большой колокол.
"Говори", - произнёс он, и голос его был мягок.
"С каждым днём их появляется всё больше и с каждым днём гибнет всё больше моих людей" - голос её был твёрд, но он чувствовал, что она на грани.
"Я посвятила свою жизнь защите этих людей, но большинство сражений проиграно и почти все воины погибли в битвах. Мужчин не хватает даже для полевых работ, всходы гибнут из-за отсутствия ухода или болезней. Женщин и детей ждёт голод, если я не смогу положить этому конец."
Их страдания ничего не значили для Ину-но-Тайшо, и он безразлично пожал плечами
"Почему бы тебе не призвать армии людей?" - с сарказмом в голосе произнёс он. - "Пусть сражаются за своё добро так же, как это делаем мы, вот уже сотни лет. Пусть  они принесут огонь и дым битвы для защиты твоих крестьян."
"Думаешь, я не пыталась?" -утомлённый голос заставил его задуматься. -"Я обращалась к князьям, молида их о помощи. Они не хотят ничего слышать о демонах, особенно когда эти демоны приходят в человеческом обличье и нашёптывают им о богатстве и власти. Я…"
Женщина глубоко вздохнула и продолжала: "Они проигнорировали меня. Ибо им нет никакой выгоды от спасения крестьян, которые даже налоги не могут заплатить. "
Изогнув бровь, лорд, белоснежный и жестокий, совершенно не тронутый рассказом о печальной участи людей Мидорико, произнёс: "Чего ты хочешь от меня, жрица? Чтобы я наслал орду своих демонов на тех князей, что забыли о чести?"
Женщина вздрогнула, представив себе кровопролитие, которое он мог бы устроить по её просьбе. Ину-но-Тайшо был горд, слишком горд, чтобы вмешиваться в дела низших существ. Он и ему подобные были последними из рода тех, кто когда-то свободно передвигался по всей земле, а сейчас, из-за вторжения людей, оказались оттеснёнными на окраины.
"Я не прошу этого",- быстро сказала она, видя,как застарелый огнь гнева начал разгораться в его глазах, подобно адскому пламени. -"Но мы потеряли надежду и впереди-лишь гибель. Ты сказал, что придёшь, если я буду нуждаться в твоём мече. Я в беде и молю тебя о помощи."
Демоны уничтожали её людей безжалостно, гнев и ярость их с годами не ослабевала,а голод становился невыносимым.Добрые некогда лесные духи, совращенные тьмой, питались страданиями и отчаянием людей. Князья с их алчностью и постоянной междуусобной борьбой, пробудили  неостановимое зло, поглощающее души и жизни невинных.
Между её людьми и разрушением стояла лишь она одна.
"Чего бы ты хотела от меня?" -вопрос прозвучал очень тихо, торжественно и немного угрожающе. Мидорико понимала демона, и знала, что он даст ей всё, чего бы она сейчас не попросила. Попроси она войны - земли её людей были бы сожжены его гневом. Попроси она кровопролития - оно бы вернулось к ней десятикратно. Если бы она попросила о защите - её люди были бы спасены.
Жили бы под его властью, возможно - всегда.

"Укажи мне путь к их спасению", - произнесла она, пристально глядя ему в  лицо, словно пытаясь увидеть,каков будет его ответ. Дождь стекал по её щекам, вода капала с его широких снежно-белых доспехов. Она ждала, затаив дыхание.
Ину-но-Тайшо приоткрыл рот, потом быстро закрыл его,словно не зная, что ей ответить. Борьба и решимость отражались на лице, озаряя его, словно светлячки. Наконец, огонь угас и лицо его вновь помрачнело.
"В чём твоя сила?", - прошептал он.
"Я не понимаю"
"Твоя главная сила, женщина."- Холодная нотка раздражения промелькнула в голосе,и Милорико чувствовала, что теперь ей нужно быть очень осторожной.
Люди называли её жрицей, но она отворачивалась о тех, кто возносил её на алтарь. Деве-воину был отвратителен смрад войны и смерти. Они считали её чистой и излучающей свет душой, но она знала, что они никогда не видели  тьмы в её сердце и горького отчаяния, не дававшего ей спать по ночам.
"Я не просила этого",- потерянно пробормотала она, приходя в себя. -"Я лишь хотела всё улучшить. Я лечила раненых и ухаживала за больными. Я давала людям веру, когда они нуждались в ней.Я обнажала меч лишь тогда, когда они нуждались в защите. Если я должна пожертвовать…"
Oона умолкла,не в сидах говорить дальше, и склонила голову. Слёзы её смешивались с каплями дождя.
"Человек, которого ты убила в тот день…Ты любила его." - мрачным голосом раскрыл он её тайну и она медленно кивнула в ответ. Она любила Макето, безмолвно, соблюдая дистанцию, зная, что никогда не сможет признаться ему. Её любовь могла лишь обременить человека, который и без того был полон страданий и печали. Однако она отчаянно любила его, до последнего момента,пока не должна была собственноручно убить его.
Его гнев превратился в безумие и нападение на жену Ину-но-Тайшо было простым самоубийством.
"Значит он не знал", - размышлял Повелитель демонов - "Чтобы сохранить наш договор и спасти своих людей ты зарезала человека, которого любила." Он усмехнулся в тишине. "И подумать только,это меня считают жестоким зверем…"
"Не смей смеяться надо мной!" - в её голосе зазвенел металл, и он увидел ледяную решимость, сверкнувшую в ее глазах. "Я отдала всё, что имела!"
"Неужели?"
Ливень,  намочивший их, внезапно прекратился, облака внезапно, словно по команде,расступились. Ину-но-Тайшо внимательно смотрелд на Мидорко, скорее как обеспокоенный родитель, чем как враг, собирающийся сбить её с ног.
Он шагнул вперед, довольный тем, что она не собиралась отступать. Медленно, словно задумавшись о собственном завтраке, он сделал большой круг и встал позади неё. Мидорико уставилась в лес, размышляя, не сбежать ли ей, так и не попросив его о помощи.
"Я живу уже много лет", -мягко произнёс он прямо над её ухом. "Так много, что смертные даже не могут предстваить себе этого.Ваши жизни кратки, дитя, возможно поэтому вы считаете каждый свой день драгоценным. Вы так легко умираете,но я видел, как вам подобные распространяются, словно чума, по моим землям.Я знаю о вас больше, чем вы знаете сами о себе."
Мидорико глубоко вздохнула. "Ты говоришь загадками, Ину-но-Тайшо. Если ты не собираешься помогать мне, скажи, и я уйду.У меня нет времени на препирательства "
"Ты убила человека, которого любила", - прошептал он. - "Как ?"
"Ты был там, ты знаешь…"
"Да, и ты знаешь, что я не об этом."
Взгляд её остановился на грязной земле, словно это могло как-то притупить боль. "Он хотел умереть и он рассчитывал умереть, сражаясь.Приняв ваше предложение о перемирии, я нарушиоа его планы."
Сильные пальцы взяли её за подбородок, приподнимая голову и вынуждая взглянуть Лорду в глаза. " Он возненавидел тебя, поэтому тебе было легко убить его?"
В ярости она оттолкнула его. "Нет! Я не могла дать ему умереть от чужой руки, он должен был погибнуть от моей - ничто другое не заставило бы тебя уйти."
Грозный и далёкий,как звезды, он не собирался прекращать расспросы. "Я снова спрашиваю тебя, жрица, в чём твоя великая сила? В твоей  вере, в твоей чистой душе?"
"Нет"
Он улыбнулся, обнажив клыки. "Тогда меч? Способность вести  людей за собой даже в безнадёжную битву?"
Она покачала головой.. "Ты не понимаешь… Я должна…У них нет…"
"У них нет никого другого", - прошептал он низким голосом. "Тогда спаси их сама,женщина. Защити их."
Он встретил её взгляд, древний и неизменный,как звезды. "Своей собственной силой, что бы это ни было"
Лес был неподвижен и лишь слабые звуки капающей воды нарушали тишину. Капли падали с листьев и ветвей, вода стекала по волосам Мидорико и доспехам Пса-демона, сверкая, словно россыпь драгоценных камней. Его слова эхом отозвались в её сердце и принесли боль.
Её сила была лишь в том, что ей были небезразличны крестьяне и их семьи, её сила была в том, что она любила Макето столь сильно,что принимала его трудности как свои собственные.Даже его смерть она отказывалась делить со стоящим перед ней демоном, демоном, который разгадал её тайну вместо того, чтобы убрать её с дороги.
Значит он сказал, её сила. Могла ли она найти выход…одна?
"Это не мои люди и это не твоя битва", - произнёс он, разворачиваясь и покидая место их встречи. -"Твои враги нападают лишь для того,чтобы заполучить тебя, они тянутся к тебе так же, как все мы неизбежно стремимся к исполнению наших желаний и… разрушению"
"Прошу", - прошептала она, сама не понимая, о чем просит.
Он остановился, мерцающий силуэт на фоне абсолютной тьмы. "Я бы не стал встречаться с врагами там, где у них есть все преимущества,жрица..Найди место в себе, место, где ты сильнее, и борись с ними там.Не ищи их, в этом нет нужды - они сами придут за тобой."
Ину-но-Тайшо ушёл. Его загадочные слова не принесли радости, но она поняла, почему он не помог бы ей. Для него и ему подобных она была предвестником нового мира, мира,в котором для них не было места.
Они придут за тобой.
Они придут и она встретит тех, кто стремится к ней. Её смерть будет единственной - пламя одной свечи можно погасить криком мнжества людей. Это будет её победа. Как насекомые, они будут стремиться к ней, чтобы  поглотить её… и сгореть в её смертельном пламени.

Продолжение следует.

0

4

:cool: Ня!!! Проду)))

0

5

Завтра.

0

6

Продолжаем.

оОо

Кагоме тяжело дышала, её трясло. Воспоминания, которыми поделилась с ней Мидорико, определённо должны были что-то означать.Предположительно,   Кагоме должна была придать им какой-то смысл и найти ответ, но воспоминания эти принесли лишь чувство опустошения и поражения.Она - не Мидорико, она не приносила себя в жертву для спасения невинных жизней.
Если Мидорико пыталась помочь ей, то делала это чертовски плохо.
"Ну давай же", - пробормотала она, снова пытаясь освободиться от цепей. Длинные и тяжелые, они не давали поднять рук, сделав это настоящей пыткой. Всё, что она могла - лишь тереть руки о камень до тех пор, пока не содрала их в кровь. Нет, она не должна сдаваться, она должна продолжать свои попытки, пока солнечный луч, подобный предвестнику смерти, ползёт по полу заброшенного храма.
На закате она умрёт.Её тело будет разорвано на части, а душа Мидорико, спрятанная в её пока ещё бьющемся сердце, освободится,но будет сразу же пожрана беспощадными демонами, вселившимися в Инуяшу. Столетия спустя они, наконец, сумеют отомстить той, что заточила их в собственной душе.
Она ударилась о валун, содрав кожу и застонав. Закрывая глаза, она видела садистскую ухмылку, с которой Инуяша обматывал её запястья тяжелыми цепями, затягивая их до тех пор, пока она не начинала корчиться от пронизывающей, казалось, до костей, боли.
Это не Инуяша - повторяла она наверное в сотый уже раз. Это чудовище, укравшее лицо, похитившее тело, опустошившее сердце  и душу Инуяши, которого она знала. Было предательством называть ЭТО Инуяшей, но она не могла заставить себя называть его иначе Назови она его как-то по-другому, она бы призналась себе в том, что потеряла Инуяшу навсегда.
Он притащил её сюда ждать смерти, зная, что она не будет молить о пощаде. Её боль - завещание любви, пронесённой сквозь время. Она принимала свою судьбу, потому что оно того стоило - знать, что он всегда любил её…
Кагоме сморгнула ненужную слезу, неуклюже вытерла глаза рукавом и позволила гневу вернуться в сердце. Нет, не так всё закончится. Она будет бороться до конца, так же, как боролся он.
"До последнего вздоха" - прошептала Кагоме, извиваясь всем телом, пока не повернулась спиной к валуну, удерживающему её в плену. После того, как он связал её руки , Инуяша легко, словно ребенок гальку, поднял этот камень, и уложил его на цепи,фальшиво лаская при этом её волосы. "Не могу допустить, чтобы ты снова сбежала", - насмехался он. - "Я приготовил для тебя нечто особенное, нечто, что по-настоящему понравится тебе. Хочу услышать, как ты будешь кричать для меня…"
Она плюнула в него, оскалившись,словно желая вырвать его сердце, а он, вместо того, чтобы ударить её и, тем самым, возможно прекратить её страдания, вытер щеку рукой и перед тем, как слизнуть слюну с пальца, трепещущими ноздрями втянул её запах.
Живот свела судорога и желчь жгла её горло.
"И это после того, как я позаботился о твоей компании", - усмехнулся он. Поодаль лежал с трудом дышавший Кохаку -  кровь до сих пор текла из раны на лбу. Она знала, что он ещё жив, видя, как поднимается и опускается его грудь и слыша сипение, с которым он хватал воздух.
Инуяша оставил их, пнув на прощание по рёбрам охотника, лежавшего без сознания и лишь хихикнул, когда беспомощный человек застонал от боли. Смех пугал, это был совсем не смех Инуяши, а лишь воплощение грубой жестокости.
Кагоме поджала ноги, пытаясь  сдвинуть валун спиной. Вероятно, он  проломил крышу, когда храм сполз по склону. Вокруг него были другие камни, обломки скал, руины и грязь. Как Кагоме ни пыталась, её старания были напрасны. Цепи не давали ей двигаться, их длинны хватало лишь на то, чтобы она могла сидеть или стоять, и она запоздало поняла, что лишь напрасно потратила силы.
"Что же делать?" Стараясь не обращать внимания на боль в руках и коленях, Кагоме привстала, стараясь найти хоть какое-то оружие. Близлежащие камешки были мелкими и лёгкими,но она понимала, что Инуяшу не остановит какая-то брошенная ею щебёнка.
Кохаку тоже находился  вне зоны её досягаемости, и наблюдать за тем, как он погибает было сущим мучением. Она понимала, что именно Кохаку был виновником их теперешнего бедственного положения, но не могла злиться на него.Он, так же, как и она, пытался сделать то, что было, как он думал, необходимо.
В конечном итоге, его план раскрылся и он был пойман в ту же паутину лжи, что поймала и Инуяшу. Кагоме  могла бы даже пожалеть его. Но только если бы из-за его жертвоприношений не погибли и она, и он, и в конце концов зло не поглотило бы всё и вся. Переворачивая камни, она старалась не думать ни о чём, кроме побега. Иногда под руку попадалось что-то мягкое и гнилое, несшее на себе следы тления. Она содрогалась, борясь с тошнотой и стараясь не дышать носом. Кагоме не желала знать, что здесь умирало, и, возможно, страдало в свои последние минуты так же,как и она страдает сейчас.
Очевидно, существо, питающееся душами демонов, не заботилось об их телах. Кагоме лишь радовалась , что останки были маленькими и…
Нечто гладкое и тонкое уткнулось, словно старый знакомый, в её ладонь.Не смея надеяться, Кагоме осторожно потянула, переводя дыхание от неожиданности, когда поняла, что именно достала из-под камня.Милосердные боги, она не могла себе даже представить… брошеный тут, откинутый, как ненужный хлам…
"Тессайга"

Продолжение следует.

0

7

эм... без комментариев :cool: ))) просто их, наверное, стоит к концу фика ставить

0

8

Кагур, а ты проиграла :D Стася ни слова про завтрак не написала, да :D У неё вариант:

Медленно, словно созерцание всегда входило в число его ежеутренних ритуалов, он обошел ее кругом и остановился за спиной.

0

9

奈落 написал(а):

Кагур, а ты проиграла  Стася ни слова про завтрак не написала, да  У неё вариант:

ну, там за то она утро оставила, а я утро убрала :D там дословно:
Slowly, as if contemplating nothing more complicated than his morning breakfast
тоесть утренняя жратва :D короче, я всеодно считаю себя в правоте :D

за  то помниш мой перевод на счёт спины?  жаль то лс своё не найду где я свою версию этого момента писала :(

Stasy написал(а):

Доспехи были тяжелы до неподъемности, спина затекла, однако она склонила голову, приветствуя мужчину, явившегося на ее зов.

а ты свинцовый груз вставил :D тут я была лучше :D:D

Stasy написал(а):

Внутренняя борьба и решение светлячками поблескивали в его глазах, а потом выражение лица изменилось, став мрачным и темным.

она смогла лучше это написать :D:D чтож мы не додумалися то? :D

Отредактировано Kagura (2009-04-09 16:08:35)

0

10

Ладно, в честь праздничка - внеплановое продолжение :)

оОо

"Вы уверены, что мы правильно идём?"
Её голос был вежлив, но она чувствовала, что медленно теряет терпение. Дважды они заметили, что ходят кругами, снова возвращаясь к окраине деревни, словно потерявшиеся дети, блуждающие вдали от опекающего материнского взора.
"Это не моя вина, девка", - огрызался Нацу.- "Я был там лишь однажды, и мы шли с другой стороны леса. Кохаку позаботился, чтобы мы не следили за ним, ясно тебе?"
"Я поняла",- ответила Рин, скрипнув зубами. -"Вы говорили, что сможете найти их, Нацу-сан "
"Если он не врал…" - фыркнул Шиппо.
Нацу быстро обернулся к кицунэ.
"Пасть заткни", - предупредил он. -"У вожака были чертовски серьёзные основания, чтобы держать людей подальше "
"Может и у тебя есть серьёзные основания, чтобы держать нас подальше?" - прорычал Шиппо, уже поверив, что этот человек снова лгал для спасения Кохаку.- "Если это какой-то трюк…"
"Я сейчас покажу тебе трюк, крысёныш…"
"Прекратите!", - Рин вклинилась между ними, пока дело не дошло до драки. Отпихнув Шиппо подальше, она повернулась к Нацу. Она не боялась злых мужчин, не после того, как её воспитали демоны-псы. И сейчас ей нужно было сотрудничество Нацу и нюх  Шиппо, чтобы не попасть в ловушку.
"У нас нет на это времени", произнесла девушка острым, словно нож, голосом. "Я понимаю, что Кохаку не делился с Вами своими планами, Нацу-сан. Я понимаю, что у него были на то свои причины, и Вы послушны ему. Я не прошу Вас рассказывать всё, что он говорил."
Нацу скрестил руки и с ухмылкой глянул на кипевшего от возмущения Шиппо. "Сейчас это немного похоже на…",- начал он.
"Замолчите", - отрезала она, пытаясь придать голосу тот же холодный тон, который она так часто слышала от Сещемару-сама.- "Прикусите язык и будьте внимательнее, Нацу-сан, потому что мы нуждаемся в Вас."
Усмехаясь, Шиппо облокотился о дерево.
"По крайней мере, он нужен нам, пока мы не спасём Кагоме", - произнёс он, щёлкнув когтями. "После этого мне плевать на него… "
Рин одарила его свирепым взором.
"Или веди себя нормально, или отправляйся обратно к Коге." - язвительно сказала она. "Ты нужен мне, Шиппо, но мне нужен и Нацу-сан. Нам надо найти их раньше, чем…"
Ей не хватало слов, чтобы объяснить страх, переполнявший её, холод, осколками льда пробегавший по спине.
Они уже почти вышли из деревни, когда Шиори оттащила её от Шиппо и попросила поговорить наедине. Она думала, что Шиори просто хотела напомнить ей об осторожности, но от страха в её глазах Рин стало не по себе.
"Я очень боюсь", -  прошептала девушка, пристально глядя в сторону. "Инуяша был прав, Кохаку чего-то боится. Он старается оградить меня от этого, но…" - Шиори, зарыдав, закрыла лицо, Рин коснулась её рукой.
"Всё будет хорошо", - произнесла  Рин, надеясь, что её слова звучат убедительно. - "Шиори, мы найдём Кагоме и Кохаку, и приведём его домой."
"Нет",- прошептала Шиори. "Я так не думаю, не сейчас. Он бы не поступил так, если бы думал, что сможет вернуться обратно."
Суровая реальность состояла в том, что Кохаку не хотел быть обнаруженным ими. Он многим пожертвовал, чтобы сохранить свою тайну и скрывал свои истинные намерения даже от жены до того момента, как его предательство было раскрыто. Позже, словно бы это входило в его планы, он попросту исчез.
Человек, потерявший всё, чем он дорожил, Кохаку не оставил себе путей назад.
Рин не собиралась рассказывать об этом. По крайней мере - не здесь и не сейчас. Когда она была маленькой - у неё был Сещемару-сама, защищавший её. Некоторое, пусть и не долгое время, он защищал и Кохаку, хотя мог бы просто убить его. Но это был бы бесславный поступок. Кохаку был, как и она сама, жертвой, последним выжившим и… пешкой.
"Рин?"
Шиппо глядел на неё тёмными, взволнованными глазами и ей внезапно захотелось провести рукой по его лбу. Лис до сих пор выглядел уставшим, лицо его выделялось бледным пятном на фоне русых волос. Рядом стоял напряженный Нацу, словно выбирая - оставить их здесь,или нет.
"Пожалуйста",- прошептала она, -"Прошу, помогите мне найти их. Я лишь хочу вернуть Кохаку его жене, пока он не совершил того, с чем не сможет жить дальше. Я не хочу, чтобы их ребёнок рос без отца."
Шиппо покраснел и, избегая её взгляда, старательно ковырял ногой землю. Рин показалось, что он борется сам с собой, но вот наконец он покачал головой и взглянул ей в глаза."Я понял", - негромко сказал он. "Чего бы ты не требовала, Рин,  мы не вернёмся домой, пока не найдём всех троих. Кохаку должен ответить за злодеяние, но Шиори заслуживает узнать правду."
Нацу фыркнул, когда они взглянули на него. "Деточка, думаешь, это будет легко?  Может быть ей лучше вообще ничего не знать, а вам - не лезть со своим уставом в чужой монастырь?"
"Я не упущу этот шанс" - быстро произнесла Рин, кивнув Шиппо. - "Мы ему не враги, Нацу-сан"
Мужчина, переминаясь с ноги на ногу, потёр шею.
"Тогда нам лучше продолжить путь",- угрюмо заявил он, не глядя на них. -"То место не далеко, как раз на окраине предгорий к западу от деревни"
"Я знал, что ты водишь нас кругами! "
Нацу не обратил внимания на возмущающегося Шиппо. "Мы сможем попасть туда на закате, если поспешим."- прозвучал тяжелый голос. Рин показалось, что  Нацу решил, будто сделал неверный выбор. "Если мы не успеем к вечеру - будет слишком поздно."

Продолжение, по-прежнему, следует :)

0

11

奈落
Ты куда так разогнался? И кстати ты на мои вопросы там не ответил, про спину и светлячков :D :D

0

12

Кагур, вперед и с песнями :D. Я тебе потом в ЛС отвечу, ибо нефиг :D
Итак, продолжаем.

оОо

Она легко могла бы вспомнить свою первую встречу с Тессайгой глубоко в недрах древнего, огромного скелета. До этого момента всё казалось лишь неким приключением, сказкой, похожей на те, что перед сном   рассказывал ей дедушка - с чудовищами и волшебством. Всё выглядело слишком нелепым, чтобы быть правдой. Даже сам Инуяша с его несносным характером и очаровательными ушками играл роль  нескладного героя из сказочной истории.
До этого всё представлялось ей важным делом. Она должна найти осколки камня, который разбила, с помощью Инуяши, конечно - в конце-концов он должен помочь ей завершить важное и опасное задание. Со временем, думала она, они с ним станут друзьями… Когда она увидела боль предательства в его глазах, тогда, в тот раз, когда Сещемару обманул его, использовав образ его мертвой матери… она разозлилась. Такой поступок не мог оставаться безнаказанным.
Злость сделала её безрассудной и заставила забыть об опасности.
Запуганный собственным братом, втянутый в битву с сильнейшим - впервые Кагоме поняла, что у Инуяши, возможно, никогда не было не только друзей, но и просто сторонников. После этого она ободряла и воодушевляла его, уворачиваясь, когда драка становилась уж слишком яростной. Она хотела, чтобы он получил этот меч, хотя бы для того, чтобы показать его высокомерному брату - Инуяша не никчемный полукровка, он  заслуживает лучшего.
Совершенно случайно она вытащила Тессайгу. Неожиданно и незапланировано, она сделала то, чего не мог сделать никто из братьев… ибо отец их испытывал некую слабость к людям. Или то была не слабость, а изощрённое чувство юмора по отношению к сыновьям и их самомнению - Кагоме была  тут не уверена.
Как бы то ни было, она сразу же оказалась объектом внимания и гнева Сещемару, но уже не потому, что она была человеческой девчонкой. Инуяша орал, приказывая отдать чёртов меч, и это было бы проще всего, но, как девушка, недолюбливающая школьных хулиганов, она отказалась. Это, видите ли, было бы нечестным…
Честно или не честно, но она была изрядно удивлена, что Сещемару попытался тут же убить её.
В конце-концов, она не собиралась умирать в сказке. Не в той сказке, где были потеряны волшебные осколки, а она подружилась с полудемоном.
Наивно? Конечно. Сейчас она поумнела и знала, что Тессайга - её единственная надежда на спасение.
"Я не умру здесь", - прошептала Кагоме, вклинивая острие древнего оружия между звеньями цепи.
Старое железо было изъедено ржавчиной, оставляющей на её руках оранжевую пыль. Однако его сил  было достаточно, чтобы  удержать в плену слабую плоть. Но Тессайга был сделан из клыка  могущественного демона и  мог преображаться в магический меч невиданной силы и ярости.
"Не подведи, Тессайга", - пробормотала она, перекручивая цепи там, где они застряли под валуном. Используя клинок, она чувствовала, что дело пошло веселее, чем раньше, когда она работала голыми руками. Ухватившись за рукоять меча, она резко надавила…

0

13

Продолжаем. Предпоследний кусочек ;)

оОо

Она посмотрела ему в глаза и по горевшему там безумию поняла, что Инуяша уже проиграл битву.

Кагоме закричала и  со всей силы оттолкнула Инуяшу, стараясь высвободиться из его хватки, словно воробей в когтях ястреба. Он захохотал, искренне восторгаясь сопротивлением и с силой швырнул её о дерево. Запрокинув голову, она чувствовала лишь отвращение и боль. Тень простёрлась над ней, очищая разум и смывая чувства, волна забвения прокатилась по её телу.
Он собирался разорвать её на кусочки. Быстрая отключка была бы лучшим, на что она могла надеяться. Её смерть будет быстрой.
Кагоме…
Где-то, кто-то звал её.
Убей меня прежде, чем я смогу снова причинить тебе боль!
Вырвавшись из пелены забвения, она открыла глаза и взглянула в лицо того, что убило Инуяшу.
"Мне показалось, ты собиралась отключится",- прошипел он, с ненавистной улыбкой на губах.- "Это меня бесит, сучка"
Его лицо было маской из её страшнейших кошмаров, до неузнаваемости перекошенное безумным желанием. Фиоолетовые полосы на щеках были сейчас почти чёрными, тело было наполнено тьмой. Глаза пылали огнём, широко раскрытые, налитые кровью, со сжавшимися зрачками, в которых плескалось безумие. Окровавленные губы были прокушены длинными клыками, торчавшими из распухшего рта.
Чудовище… он испугал ее, и она снова провалилась в глубины собственной души, где до сих пор таился ужас. Ужас того, от чего она убегала все последние десять лет. В отчаянии и отвращении, в стыду и печали она бежала, пытаясь сохранить остатки души и тела. И всё лишь для того, чтобы понять - для неё нет спасения, нет надёжного места, где можно укрыться от  того, что преследовало её в прошлом и будет преследовать в будущем, до этого самого момента, когда судьба не притащила её обратно и заставила столкнуться…с ним.
"Ты не Инуяша", - решительно прошептала она.
Зарычав, он схватил её за волосы, и тянул, пока она не завопила от боли. Оттащив её от дерева и бросив на землю, он наклонился, как только она попыталась уползти. Крепкие пальцы схватили её за шиворот и приподняли, пока она беспомощно колотила его руками.
"Не Инуяша?" - звучали ядовитые слова, а рука сжимала горло так, что невозможно было дышать. -"Сучка, ты не можешь назвать отличий!"
"Могу…", она задыхалась, перед глазами уже взрывались звёзды. -  "Ты не он…сволочь."
Он отпустил её, и Кагоме рухнула, судорожно кашляя, боль волнами расходилась по телу. Он собирался убить её, возможно, изнасиловав сначала, а может быть и потом, после смерти. Живот скрутило, и рассудок помрачился от отвращения, когда она представила, как он уничтожает её.
"Не искушай меня", - прорычал он, и она извернулась, чтобы посмотреть на него. Он навис над ней, угрожающий тёмный силуэт на фоне  светающего утреннего неба. Инуяша зло посмотрел ей в глаза и прижал. Она ждала очередного удара, но вместо этого он, вытянув руку, кончиком пальца прочертил полосу на её щеке. Она вздрогнула и отвела взгляд.
"Мы долго ждали, чтобы снова овладеть тобой", зазвучал низкий и злой голос. "Долго мы были пойманы, заточены в этом теле. Сперва камень, потом - почти свобода, но сначала он пытался нас уничтожить. А всё из-за тебя, сучка, ибо он не давал нам поглотить твою душу!"
Поглотить …её душу?
"Я не понимаю" - прошептала она.- "Ты мог убить меня, ты пытался…"
Он врезал кулаком по земле, в миллиметре от её лица. "Не тебя!" - прокричал демон, разъярённый и почти обезумевший. -"Не тебя, ты ничего не значишь! Мы хотим её!"
Озарение вызвало глубинную дрожь, будто самоё сущность её тела содрогнулась. Они знали! Мидорико - вот кого они хотели…  Мидорико была той, кого они страстно хотели уничтожить. Всё это время она считала, что демоническая кровь свела Инуяшу с ума после использования Камня Четырёх Душ, но на самом деле…Инуяша никогда не использовал камень. Баланс сил, сдерживающих Камень, был разрушен до того, как Инуяша успел использовать его… её чётками. Чётками, использованными ею в последний раз, во злобе не его предательство, которого он не совершал.
Душа Мидорико, освобождённая после разрушения камня, нашла убежище в сердце Кагоме. Больше ей некуда было деваться из-за отсутствия собственного тела. А демоны из камня овладели телом Инуяши, превратив его в истинного демона, в то время как его кровь сопротивлялась их вторжению.
Чтобы защитить её, Кагоме, от их мести Мидорико, Инуяша пожертвовал собой.
Должно быть, что-то в её облике изменилось, она прочла это по выражению его лица, искажённому сперва яростью, а позднее - хищным ликованием.
"В этот раз ты - наша", - шепнул он, облизнув губы. Горячие ладони скользнули вниз по её рукам, когти зацепили рукав и она услышала, как рвётся ткань, уже ожидая, что следующим будет вырван кусок её плоти. Кагоме зажмурилась, не в силах больше смотреть на него, и пульсация собственных страхов отдавалась, подобно сердцебиению, в её веках.
Это был конец, она умрет, и ничто не остановит его.
Останови его!
"Значит, это был не Инуяша", - произнесла она, поражаясь собственному спокойствию.- "Всё это время я считала, что он предал меня, но оказалось, что это ложь."
"Разве это важно?" - спросил его насмешливый голос, и она дёрнулась, почувствовав, что демон лизнул её грудь. Заставив себя посмотреть на него, Кагоме снова почувствовала смертельное спокойствие и решимость не достаться ему даже после смерти.
"Конечно важно", - Кагоме уставилась в небо, равнодушно ощущая, как он прикасается с ней, играя, словно кошка с мышью. - "По крайней мере, я могу умереть спокойно, зная, что он не виновен в том, что делал со мной."
Усмехаясь, он схватил её за запястья, и прижал к бокам, склонившись над ней. Их лица были так близко, что  могли бы соприкосуться носами, и Кагоме поняла, что ляпнула что-то лишнее, раз он выглядит таким довольным.
"Умереть спокойно?" -  злобно огрызнулся он. "И не надейся, ты принесла нам слишком много проблем. Ты будешь вопить, умирая, жрица. Крики боли будут последним, что ты услышишь перед тем, как мы насладимся вкусом твоего тела. "
Она, наверное, рехнулась; она ведь должна была остолбенеть от ужаса. Но Кагоме была далека от парализующего страха, мысли её парили где-то высоко над страхом пытки и смерти. Это была лишь иллюзия, она знала, что начни он издеваться над ней - её ледяное спокойствие сгорит дотла.
"Ты прав, я уверена ", - отвечала она, заметив его недовольство отсутствием просьб о пощаде. - "Главное, что это будет быстро. Вы не сможете сдержаться после стольких лет разочарований и неудач."
Слова должны были спровоцировать, она знала. Спровоцировать чудовище, заставить  убить её быстро, не размениваясь на пытки и наслаждение её муками. Должен был быть какой-то выход, у Мидорико должен был быть какой-то выход, и он должен был быть лучше, чем её попытки умереть как можно быстрее.
В любом случае, её план работал замечательно.
Рыча от неописуемой ярости, демон схватил Кагоме за горло, собираясь выдавить жизнь из её тела столь же легко, как ребёнок мог раздавить насекомое. Это всегда заканчивалось именно так, всегда. Она смогла научиться жить без него, но это была лишь полужизнь, полная лжи и манипуляций. В этот раз, Кагоме вздрогнула, Инуяша ушёл навсегда, а ей оставалось только присоединиться к нему.
Я любила тебя, я бы умерла для тебя, Инуяша.
Руки на её шее замерли, перестав лишать тело жизни. Время застыло между "сейчас" и "потом", между жизнью на одной стороне и смертью, ждущей её на другой, она снова не могла двигаться дальше без него. Резкий и отрывистый звук вырвался из её уст, и дрожь сотрясала тело, пока она не открыла глаза.
Тяжело вздохнув, Инуяша посмотрел на неё, и в его глазах она увидела отчаяние и боль, которых не видела уже более десяти лет. В ужасе она решила, что мир запутался между мечтами и явью. Это потерянное лицо, эти содрогающиеся крупной дрожью руки… она видела это раньше.
После того,как он грубо имел её, иногда, пока она ещё не была опустошена и вымотана, с залитой его потом кожей и  нахлынувшим, подобно ранению, оргазмом, иногда она мельком видела его явный ужас и отвращение от содеянного. Она вычеркнула это лицо из памяти, уверив себя, что это сон, считая, что только твёрдость сможет защитить её, думая, что проявление любых чувств к нему - её ошибка и её слабость.
Женщина, наказанная жизнью за веру в любовь, Кагоме запечатала свои чувства и боль в глубине сердца. Желание верить, что там, за этой болью, было что-то, резануло живот. Нет, лучше послать всё к чёрту, чем позволить себе слабость.
"Инуяша? ",- прошептала она, не смея надеяться.
Выражение его лица изменилось. Ярость, уже физически ощутимая, душащей аурой отчаяния и ненависти забушевала над ней. Со злобной гримасой нечто, что было не-Инуяшей, убийственно смотрело на неё сверху вниз.
После стольких лет, мы до сих пор не можем убить её!
Эти слова эхом отозвались в её голове, и она была не в состоянии защититься, когда демон, повернув её лицом вниз, начал раздирать её хакама. Было больно, когти царапали кожу, и она вскрикнула, когда он схватил её бёдра и раздвинул колени.
Мы не можем убить её, но мы можем заставить её желать смерти!
Это было не так, как раньше, когда наивная девочка позволила обольстить и уничтожить себя своему обречённому любовнику. Не так,как  раньше, отдаваясь каждой своей клеточкой, пытаясь уменьшить его страдания, заполнить воющую пустоту, дозываясь его только через секс… Сейчас это не было сексом ни для кого из них.

Окончание следует.

0

14

И последняя часть.

Это было настоящее изнасилование, и Кагоме знала, что будет молить о смерти, которой он не даст ей до тех пор, пока не кончит.
"Оставь её в покое!"
Кагоме вскрикнула и перекатилась на бок, закрывая лицо, стараясь не попасть под удары завязавшейся битвы. Худая тёмная фигура сцепилась с демоном, нанося ему сильные удары по лицу, избивая до тех пор, пока чудовище, чуть было не изнасиловавшее её, не покачнулось и не отпрянуло с залитым кровью лицом.
Кохаку
"Я думал, что ясно выразился", - огрызнулся охотник,- "она не была частью нашего уговора!"
Инуяша тряхнул головой, по-прежнему полный ненависти,но не поднимающий руку для ответного удара. Его глаза пылали, цвет их мог поспорить с цветом умирающего на исходе дня Солнца, потрескавшиеся губы расплылись в хищном оскале.
"Не была частью уговора?", - прошипел он. "Мы не помним о том, что заключали с тобой договор, юноша. Эта женщина наша, даже если мы пока не можем убить её."
Кохаку отступил назад, угрожающая аура, исходящая от тела Инуяши, была почти осязаема, сгущала воздух и наполняла его насилием. "Ты заключил договор", - повторил охотник голосом, почти таким же грубым, что и голос демона. "Вы заключили сделку, чтобы выжить, но про Кагоме не было речи!"
"Нет?", - Инуяша облизнул губы, наслаждаясь вкусом крови. "Это тело  - часть сделки, значит и она тоже часть договора. Мы договорились… делиться"
Скривившись, Кохаку поднял оружие и подал руку Кагоме. "Поднимайся",- не глядя на неё пробормотал он. -"Будь позади меня и не смотри на них Я не позволю им причинить тебе боль, не сейчас и никогда."
Кагоме запуталась, голова раскалывалась, будто кто-то долбил её стену. "Почему ты защищаешь меня?", - прошептала она, положив руку на его спину, пока Кохаку старался держаться на расстоянии от приближающегося монстра.
"У него договор не со мной", - пробурчал он, "а с ней."
"С ней?" Холод пробежал по спине, когда Кагоме вспомнила, как Инуяша пал под ордой хищных демонов, как Кохаку заманил их сюда лишь для того, чтобы скормить их диким демоническим душам, поймавшим душу его сестры. Они хотели получить тело, которое могли бы использовать, тело Инуяши, чтобы освободиться от иссохшего тела Санго.
Настоящее тело, полное жизненных сил, тело,которое испробовало силу Камня Четырёх Душ.
"Боже мой…", прошетала Кагоме, увидев истлевшую фигуру, приближающуюся к ним от леса. Её глаза, к счастью, были закрыты, но лицо Санго вселяло ужас, и запах разлагающегося тела отравляющим облаком исходил от неё. Кости просвечивали  сквозь пергаментную кожу, шелушащуюся вокруг глаз и губ, клочками свисающую с горла.
Кагоме не видела её так близко и сейчас отвернулась, стараясь не смотреть, чтобы не упасть от отвращения. Она чувствовала дрожь Кохаку, когда существо подошло ближе, протягивая к ним костлявую руку.
Брат…
"Я не твой брат", -услышала она его шёпот.- "Моя сестра мертва. Ты - лишь то, что от неё осталось и я обещал помочь тебе, помнишь?"
Рука отдёрнулась и Кагоме смогла отдышаться. Теперь всё начинало приобретать некий ужасный смысл. Существо, забравшее тело Санго, не говорило, чем оно было… чем оно было на самом деле. Кохаку рассказал немного, не более того, что он хотел освободить душу сестры.
Он не сказал ей, что эта отвартительная штука до сих пор считала себя настоящей Санго.
"Я не понимаю",- шепнула она, смотря на стоящих рядом  призрака Санго и орду демонов, уничтоживших Инуяшу. Лицо Санго, казалось, ничего не выражало, тогда как лицо Инуяши,напортив, отражало гнев и ненависть
"У них был договор ", с болью в голосе ответил Кохаку. "То, что внутри Инуяшиного тела - не может выбраться и не даёт ей забрать его. В то же время, у него нет и полного контроля. Они боролись за него, Кагоме, но они пришли к соглашению поделить тело и их силу."
Потрясённая, она стряхнула руку Кохаку. "И ты на это пошёл? "
"Не могу сказать, что у меня был выбор ",-пробормотал он.
Голова кружилась. Под мрачным взглядом Инуяши она чувствовала, как её тело словно бы лишается костей. В ноздри бил запах ненависти, от которого она не могла избавиться. Глядя на Санго, она чувствовала, почти видела, как под истончённой кожей корчатся демонические души. Кошмар для каждого, что они выиграют от  объединения? Они же разорвут в клочья и друг друга, и тело Инуяши.
Безумие… объединённое с чистой злобой, не могло не уничтожить себя. Если…
Кагоме выступила вперед,не обращая внимания на поднятую в предупреждении руку Кохаку. "Мне надо знать." - произнесла она и взглянула на то, что когда-то было её лучшей подругой.
"Ты знаешь, кто я?" - спросила она, стараясь, чтобы голос звучал мягко, на сколько это было возможно в данных обстоятельствах.
"Кагоме…да, ты была Кагоме для меня."
Она кивнула. "Да".- Она указала на красноглазого монстра, стараясь не встречаться с ним взглядом. -"А он? Ты помнишь его?"
"Инуяша…полудемон…друг."
"Кагоме,это бесполезно", - прервал её Кохаку, пытаясь снова взять за руку.
"Помолчи" - прошипела она. Ей нужно было сконцентрироваться на этом разговоре. - "Правильно. Он был твоим другом…Инуяшей".
"Был." - Инуяша выплевывал слова, словно проклятья. - "Теперь он мёртв, сучка".
"Это правда?" - не отводя взгляда от иссохшего лица Санго продолжала Кагоме. - "То, что внутри него сейчас… уничтожило то, что было прежде?"
Ответа не последовало, и Кагоме подразумевала, что её не поняли. Раздумывая над догадкой, возникшей из ниоткуда, она продолжила расспросы."Почему ты хочешь объединиться с ними? Разве ты не хочешь иметь собственого тела?"
Кохаку бесшумно матерился, стоя у неё за спиной, и она чувствовала,как он напрягся. Что-то случилось, что-то важное произошло. Если демоны, контролирующие Инуяшу, не могли убить её сейчас, значит что-то изменилось.
Они не могли поглотить Инуяшу и полностью захватить власть над телом. Демоны, уже заточённые в нём, сопротивлялись, стараясь спасти и себя, и тело, которое много лет назад пытались украсть. Пытались, но проиграли, ибо Инуяша почти уничтожил себя, сопротивляясь их вторжению.
Значит, он  должен быть где-то там…пойман внутри тела.
Уничтожен…не тот, что раньше.
Сердце замерло и ледяным шаром рухнуло  куда-то в живот. Она не хотела этого слышать! Кагоме прикусила губу, отчаянно стараясь сохранить последнюю каплю жившей в ней надежды.
"Тогда чего ты хочешь?",- отчаянно крикнула она, желая услышать ожидаемый ответ. - "Что такого хорошего есть в этом теле, которое уже одержимо демонами?"
Существо улыбнулось, и улыбка его была так похожа на настоящую улыбку Санго, что Кагоме запнулась, пронзённая болью от вида этого призрака прошедших времен. Улыбка была мила, тосклива, немного застенчива - Санго улыбалась именно так, когда Мироку говорил о её красоте.
Камень…Четырёх… Душ…
Внезапно пред её внутренним взором возникли ужасающие в своём отвращении картины. Она видела орду демонов, нападающую на беззащитную деревню, видела женщину в доспехах, сияющую ужасающим светом. Терзаемые жаждой, изголодавшиеся, демоны преследовали светящуюся душу, ведомые своей яростью, бушующей подобно морским волнам.
Потом… Сияние взорвалось, ослепив Кагоме, ослепив всех. Жар был таким, что от него плавились камни, оставляя в скалах глубокие тоннели. Внезапно она поняла, что пещера, в которой Мидорико сражалась с демонами, не существовала раньше. За сотни лет остывшая порода сформировала искривлённые фигуры, одну, похожую на женщину, и множество других, в которых невозможно было распознать отдельных существ.
И глубоко внутри, в самом сердце каменной женщины родилась крошечная кристаллическая сфера, подобная драгоценности. Удерживаемая на месте идеальным балансом чистого и нечистого, она так и просуществовала несеолько столетий.
Кагоме рухнула на колени, задыхаясь, хватая воздух и пытаясь изгнать видение из памяти. Ей нужно узнать…
"Вы…вы хотите создать другой Камень Душ!?"
"Не совсем ", - голос Инуяши скрежетом резанул по напряженным нервам.- "В этот раз не будет камня, чтобы сдерживать нас. Вместо этого, мы станем камнем!"
Как и мечтал Нараку…Идеальное осквернение.
"Полное осквернение!",- ликующе воскликнул демон. -"Когда ты умрёшь, мы сожрём душу этой стервы и сделаем её частью его!"
Она слышала вскрик Кохаку, чувствовала, как он движется сзади, занося оружие для смертельного удара. Демон качался из стороны в сторону, уклоняясь, и внезапно ударил сам. Пропустив удар в голову, Кохаку судорожно рухнул под ноги Кагоме, обливаясь кровью из рассечённого лба.
Кагоме не могла пошевелиться, она хотела быть неподвижной и тихой, и впасть в беспамятство, если удастся. Инуяша схватил её за руки и притянул к ногам, скрутив в издевательском объятии.
"Когда мы будем едины, ничто не помешает нам отыметь тебя", -пообещал он, слегка касаясь губами её уха, словно нашёптывая ей любовное признание.- "Когда Солнце покинет небосвод, начнётся твоя бесконечная ночь, Кагоме. Мы позволим сбыться твоему самому потаённому желанию."
Он нежно поцеловал её холодные губы, наслаждаясь вкусом отчаяния.
"Ты умрёшь у Инуяши на руках."

Конец 35 главы.
Оригинал здесь

0


Вы здесь » Ролевая по Инуяше! » ФанФики » Одержимость. Глава 35.


© все форумы 7fi.ru